Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Первый удар

В 1222 г. полководцы Чингисхана Джебе и Субудай совершили блистательный рейд на север. Рейд произошел как бы случайно. Отряду Джебе и Субудая было приказано преследовать остатки разбитой армии правителя Хорезма и его самого, который, как полагали, сбежал с несметными сокровищами. Шах на самом деле прятался один, забытый и нищий, и скончался на острове прокаженных. Зато монголы прошли Закавказье, Северный Кавказ, вышли к Дону, разорили половцев, а в завершение рейда разгромили объединенное русско-половецкое войско в битве на Калке и вернулись к золотой юрте своего хана с победой и добычей. Во время похода был нанесен первый удар по Алании.

Летописи говорят, что против поисковой экспедиции Джебе и Субудая вышло большое сводное войско, состоявшее из алан, союзных (и /или подчиненных) им народов, включая лезгин, черкесов и прочих, а так же половцев. Монголы не смогли одолеть союзников и пошли на обычную хитрость — они провели сепаратные переговоры с половцами, упирая на то, что они-де с ними одного корня, одной крови (тюркской), а аланы — чужие; монголы подкупили половецких вождей подарками, и те вывели свои полки из военных сил альянса и отправились домой, в половецкие степи. Тогда монголы разбили алан. Потом монголы побродили еще в долинах бывшей Хазарии и сходили на Дон, где стали грабить и убивать обманутых половцев. Те побежали за защитой к русам. Русские князья вышли вместе с половцами против монголов и были позорно разбиты на реке Калке.

Что же в это время делали наши прото- и прачеченцы? Исследователи отмечают, что в этот период имена и названия, которые можно было бы отнести к нахским племенам, практически исчезают из источников. Сторонники «нахско-аланской» теории объясняют это тем, что нахские племена, как и все прочие племена и народности Северного Кавказа, в то время «покрывались» общим этнонимом «аланы». Я с этим не согласен. Например, летописи говорят нам о лезгинах, черкесах и др., которые почему-то не «покрылись» этнонимом «аланы». Упоминания о нахских племенах практически исчезли из источников по причине более простой и прозаической: сами нахские племена практически исчезли. Разрозненные группы прото-вайнахов скрывались в горах Закавказья, Дагестана и Чечни, потеряв связь друг с другом и еле выживая. Все «благодаря» хаосу и разгулу феодалов и разбойников-работорговцев на землях Алании.

Общее место в трудах историков по традиции, идущей с советских времен, призванной обосновать и закрепить историческое единство всех народов СССР, — это пассажи о «героической борьбе всех народов Северного Кавказа с монголо-татарскими захватчиками». И она, эта борьба, якобы началась сразу с похода Джебе-Субудая. Естественно, и наши национально ориентированные историки пишут о том, что «предки чеченцев вместе со всеми другими народами Северного Кавказа, в союзе с аланами, вышли на битву с монголами», «героически сражались» и т.д. Мне встретился даже пассаж из художественно-исторического произведения, где монголы сталкиваются с отрядом прямо-таки чеченцев, последние долго и упорно сражаются, заваливают ущелье телами врагов, потом, раненные и плененные, гордо отказываются от мира и союза с могущественной ордой, и напуганные таким мужеством Джебе и Субудай решают покинуть Кавказ и изрекают сакраментальное: «Этот народ можно уничтожить, но нельзя покорить».

Я тоже люблю пофантазировать. И в моих текстах, даже исторических, полно фантазий, допусков, чисто интуитивных предположений. Но такая фантастика мне не под силу! Это нужно очень любить свой народ, до беспамятства, чтобы такое придумать. А я люблю свой народ как-то так, спокойно и не теряя рассудка. Чтобы чеченцы в 1222 г. вышли воевать с монголами, нужно было этих чеченцев послать туда на машине времени. Батальон «Восток», например, ныне расформированный, — кстати, вот! Может, их как раз и забросили в прошлое, на борьбу с монголо-татарскими захватчиками. А в начале XIII в. никаких чеченцев еще не было. Этногенез чеченского народа был в самой начальной стадии. Были разрозненные нахские роды там и сям, но нет никаких оснований считать, что их представители массово и организованно выступили против передового отряда монгол. Во-первых, с чего бы это? Зачем им было вставать на защиту Алании? Много они хорошего видели от алан и от их друзей, половцев? Рабство, притеснения, опасности, беззаконие, произвол — вот что имели нахи от Алании. Так что вряд ли они пошли бы добровольно спасать Аланию ценой своих жизней. Во-вторых, чтобы мобилизовать прячущихся в горах нахов и отправить их на войну силой государственного принуждения, Алания сама была слишком слабой в виду раздробленности и неустроенности. В-третьих, сколько их было, тех нахов? Как я уже говорил, всего несколько тысяч. Следовательно, они могли выставить только три-четыре сотни всадников. То есть никакой особой или заметной роли в сопротивлении монголам нахские племена сыграть все равно не могли.

Так что стычки могли иметь место, если монголы шли через места проживания нахских родов и грабили их, как грабили всех на своем пути. И вряд ли жители сильно отличали их от тех же половцев, которые тоже периодически грабили и уводили в полон. Отношение горцев к монголам можно было бы выразить русской пословицей «Хрен редьки не слаще», имея в виду сравнение монголов с теми же аланами и половцами. Это вот аланам и половцам было не все равно, потому что:

1. Удары монголов были нацелены прямо на них.

2. Монголы специально стремились разрушить их государства.

3. Аланы и половцы занимали равнины, в которых были заинтересованы монголы.

Горы и ущелья, в которых жили тогда предки чеченцев и ингушей, монголов не интересовали.

И вот еще такой интересный момент, просто тема для размышления, не более.

Джебе и Субудай пошли на север во главе двух туменов, то есть с ними было 20 000 воинов. Это условная цифра, потому что тумен — не ровно 10 000, поскольку после его формирования могли быть потери, а также не учитывался тыловой и вспомогательный персонал. Но все равно. Отряд был около 20 000. В общем, не то чтобы очень большой. Это потом пойдут орды в десятки, может, даже и в сотни тысяч воинов. А пока сравнительно маленький отряд. И вот. Два тумена идут, все им героически сопротивляются, вплоть до Дона, и все терпят сокрушительное поражение. И вроде даже как серьезных потерь монголы не несут. Около двух лет вдали от основного войска, не имея связи с базами, не получая подкрепления, не отправляя раненых и добычу в тыл, бродят и бродят Джебе и Субудай и всех побеждают.

Похоже, не так уж героически им сопротивлялись народы Кавказа. И не так чтобы очень слаженно. Ведь если бы объединились Алания, Серир и прочие, то могли бы отогнать пару туменов. Первый поход монголов показал, в каком удручающем состоянии находился Северный Кавказ с политической точки зрения: отсутствие сильной государственности, общей идеи, самосознания, ненадежность союзных и прочих горизонтальных связей между государствами и обществами региона, партикуляризм интересов различных этнических и межэтнических групп, вызванный не в последнюю очередь социальным расслоением, тотальной дезинтеграцией общества, — только ввиду этих обстоятельств монголы смогли с легкостью достичь успеха.

С туменами монголов шли обозы, семьи, женщины, лазареты. И тем не менее в далеком походе отряд не мог не столкнуться с проблемами логистики, снабжения и прочими материально-бытовыми вопросами. Конечно, монголы грабили, забирая все у покоренных народов. Но вот, к примеру, награбил золото — а нужен фураж. Или увел рабов — а нужны боеприпасы. Одни только сопровождающие войско маркитанты не могут всем обеспечить. Наверняка с самого начала монголы имели хорошо налаженные связи с мультинациональными купеческими сообществами — еврейскими и прочими, которые еще со времен Хазарии закрепились на торговых путях. И «по ходу пьесы» сдавали им только что захваченных рабов, часть награбленного добра в обмен на необходимые войску припасы. С купцами могли отправлять и раненых, и часть добычи. Вообще, очень полезная штука — купеческие сообщества, монголы всегда это понимали и покровительствовали международной торговле.

А пополнение? Пополнение можно было набирать среди местного населения. Хроники отмечают, что с монголами шли и дикие отряды всяких «присоединившихся». Их первыми кидали в бой, а после победы они подбирали за монголами остатки добычи.

Вот где стоило бы поискать наших доблестных предков.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница