Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Введение

Раннесредневековую историю народов Восточной Европы невозможно представить без Хазарского каганата — раннефеодального государственного образования, сумевшего объединить разноэтничные народы от Северного Кавказа на юге до лесостепной зоны Северского Донца и Оскола на севере, от Нижней Волги на востоке до степей Поднепровья и Крыма на западе. Занимая столь обширные территории с различными природно-климатическими и ландшафтными зонами, с населением, ведущим свое хозяйство и оседлый, полукочевой или кочевой способ жизни, в соответствии с условиями обитания, народы Хазарии смогли создать высокоразвитую и разнообразную в своих проявлениях материальную культуру, которая в науке давно получила название — салтовской (салтово-маяцкой). Ее, по меткому замечанию С.А. Плетневой, следует считать государственной культурой Хазарского каганата [Плетнева, 2000, с. 206—221]. Время бытования этого археологического феномена большинство исследователей ограничивает серединой VIII — серединой X в.

Высокий уровень материального производства, подкрепленный объединяющей военно-политической силой центральной власти (хазар), вывел это государственное образование в военно-политические лидеры юга Восточной Европы. Это проявилось в доминирующей, а зачастую и агрессивной политике по отношению к сопредельным племенам и государствам. Значительный экономический и военный потенциал долгое время позволял кагану и его окружению практически на равных проводить свою политику в Цирумпонтийском регионе, наряду с Византией и Арабским Халифатом.

Интерес к салтовским древностям возник еще на рубеже XIX—XX вв. после открытия Маяцкого городища в 1890 г. и первых раскопанных катакомбных захоронений в 1900 г. в Верхнем Салтове [Покровский, 1905; Макаренко, 1906; 1911; Милютин, 1909; Спицын, 1909 и др.]. Этот интерес не ослабевает и до настоящего времени. Причина такого отношения к истории и материальной культуре Хазарин кроется в ее весомом значении для развития народов не только Восточной Европы, но и Византии, Причерноморья, Закавказья.

Не все племена, входившие в состав каганата и создавшие салтовскую археологическую культуру, сыграли одинаковую роль в ее формировании. Одним из наиболее важных, существенных вкладов в ее создание и развитие внесли племена северокавказских аланов. В середине VIII в. они частично были переселены центральной властью Хазарин со своей родины на северо-западные пограничные со славянами территории, в лесостепную зону Северского Донца и Оскола. Переселенцы умело и по-хозяйски освоили новую территорию, создав действенную военно-экономическую базу для господства каганата в регионе, способствуя интенсивным связям населения Хазарии со славянами во всех возможных проявлениях. Высокий уровень хозяйства, ремесла и военного искусства стал залогом доминирования Хазарского каганата над соседними восточнославянскими племенами практически до середины X в.

Все сказанное выше обуславливает важность изучения сельского хозяйства населения салтовской культуры лесостепной зоны как одной из основ экономического могущества и высоких военно-политических возможностей каганата на своих северо-западных границах. Актуальность данной работы обусловлена тем, что после докторской диссертации и монографии В.К. Михеева [Михеев, 1985; 1985а], в которых обобщаются все данные о хозяйстве салтовского лесостепного населения, имеющиеся в распоряжении науки на середину 1980-х гг., подобных работ не осуществлялось. За последние два десятилетия интенсифицировались стационарные планомерные исследования археологических объектов на территории салтовской лесостепи. Это в равной степени относится как к поселениям, так и к могильникам.

Для исследования вопросов экономики древних обществ, а в особенности хозяйства, наиболее важным представляется изучение поселенческих памятников и их структур. В этом плане следует отметить, что за последнее время были возобновлены исследования на эпонимном памятнике в Верхнем Салтове; широкими площадями проведено изучение городища Мохнач и Коробовы Хутора, а близ последнего — и селища. Все это требует ввода в научный оборот новых данных, их интерпретации, а с учетом последнего нуждаются в определенной корректировке и дополнении выводы, сделанные предшественниками.

Заметим, что современное состояние археологической науки на территории Украины, да и, пожалуй, всей Восточной Европы, характеризуется тем, что в общих чертах уже завершено выделение и рассмотрение отдельных археологических культур. В настоящий момент археологи все больше занимаются узкими, конкретными вопросами бытия давних сообществ, что способствует общему углублению наших знаний о прошлом. Разрабатываются отдельные профильные темы по вопросам развития тех или иных видов производства, социально-политической и этнической истории, межэтнические контакты и взаимовлияния. Одним из таких регионов, где практически на протяжении всей истории человечества прослеживаются межэтнические контакты, было пограничье степи и лесостепи на водоразделе Днепра и Дона, территориальной сердцевиной которого является верхнее течение Северского Донца.

Учитывая это, представляется важным тщательно проанализировать довольно большой массив материалов, связанных с земледелием и животноводством салтовского населения славяно-хазарской контактной зоны (регион Северского Донца). Материалы с указанных выше памятников салтовской культуры не единожды привлекали наше внимание, отдельные аспекты сельского хозяйства их населения анализировались в течение последнего времени. Так, по вопросам развития земледелия населения Верхнесалтовского археологического комплекса имеется ряд совместных работ [Колода, Горбаненко, 2001—2002; 2004; Пашкевич, Колода, Горбаненко, 2004]. Результатами исследований, которые продолжаются до сих пор (по мере продолжения исследований на памятнике), стали статьи по развитию земледелия жителей городища Мохнач в салтовский период его существования [Колода, Пашкевич, Горбаненко, 2009; Колода, Горбаненко, 2009]. Одна из статей посвящена земледелию салтовского населения на таком памятнике, как Коробовы Хутора [Горбаненко, Колода, Пашкевич, 2009]. Сравнительно недавно опубликованы материалы проведенного обобщающего анализа сельского хозяйства Верхнесалтовского археологического комплекса (городища и селища) [Горбаненко, Колода, 2010]. Опубликован и обобщающий анализ данных по материалам животноводства наиболее исследованных поселений салтовской культуры [Колода, Горбаненко, 2010].

Согласно обозначенным базовым памяткам, необходимой предпосылкой было изучение материалов, которые состоянием на настоящее время сохраняются в разных учреждениях и организациях. Так, для анализа земледелия были пересмотрены материалы, которые сохраняются в фондах историко-археологического музея с. Верхний Салтов (Верхнесалтовский археологический комплекс) [Колода, Горбаненко, 2001—2002], археологического музея при Харьковском национальном университете им. В.Н. Каразина (Верхнесалтовский археологический комплекс) [Колода, Горбаненко, 2001—2002]. Просмотрены фонды Института археологии НАН Украины (Верхнесалтовский археологический комплекс) [Колода, Горбаненко, 2001—2002] и фонды археологической лаборатории Харьковского национального педагогического университета им. Г.С. Сковороды, где сберегаются материалы Верхне-Салтовского археологического комплекса [Пашкевич, Колода, Горбаненко, 2004; Колода, Горбаненко, 2001—2002], городища Мохнач [Колода, Пашкевич, Горбаненко, 2009; Колода, Горбаненко, 2009], а также поселения Коробовы Хутора [Горбаненко, Колода, Пашкевич, 2009]. С целью получения полноценного палеоэтноботанического спектра с указанных памятников, керамика частично пересматривалась непосредственно в полевых условиях во время археологических экспедиций.

Итак, подавляющее большинство источниковой базы представляют материалы, полученные в течение последних двух десятилетий в ходе археологических исследований Средневековой археологической экспедицией ХГПУ (сейчас ХНПУ) им. Г.С. Сковороды под руководством В.В. Колоды на салтовских памятниках региона. Не остались без внимания и ранее известные данные.

Прекрасно осознавая достаточно высокий уровень работ по сельскому хозяйству, сделанных нашими предшественниками к середине 1980-х гг. (прежде всего это касается работ В.К. Михеева, и в особенности его монографии, где значительное место отведено анализу сельского хозяйства: состав, типология и технология изготовления орудий труда, главным образом земледельческого), мы не ставим задачу повторного обобщения, что неизбежно повлечет за собой многочисленные повторы уже известного материала. Целью данной работы является введение в научный оборот новых данных и их расширенный анализ с максимально возможным привлечением данных естественных наук. Согласно этой цели, формулируются и задачи нашего исследования, что закреплено в структуре монографии. Работа структурно делится на разделы и подразделы по отдельным вопросам, каждый из которых решает отдельные взаимосвязанные задачи:

• сделан обзор истории исследования памятников региона с акцентом на базовых памятниках;

• представлены методы анализа материала, предложены схемы его интерпретации;

• составлено по возможности полное описание окружающей среды как одного из главнейших факторов в определении сельскохозяйственных тенденций, а также проведен анализ расположения жилых памятников на разных типах грунтов (на основе современной номенклатуры и по упрощенной типологии); по возможности учтено взаиморасположение памятников;

• приведены результаты полного анализа земледелия базовых памятников;

• описано оседлое животноводство носителей салтовской культуры вообще:

• в последнем разделе сделан обобщающий обзор состояния сельского хозяйства, проведен анализ использования различных участков земли, сделан сравнительный анализ с соседними славянскими археологическими культурами, а также приведен пример полного анализа сельского хозяйства; он также служит одновременно и выводами исследования.

Монография дополнена разными приложениями, которые не вошли в основной текст, но результаты сделанных в них анализов привлечены к монографии.

Приложение 1 (В.В. Колода) — результаты почвоведческих исследований на рассматриваемых памятниках салтовской лесостепи, дающие сведения о почвах, климате и растительности прошлого в окрестностях исследованных памятников.

Приложение 2 (Ю.Г. Чендев) — реконструкция климатических условий периода распространения салтовской культуры на территории центра Восточной Европы — тезисно освещает палеоклиматические изменения в описываемом регионе.

Приложение 3 (С.А. Горбаненко) — карты находок, свидетельствующих о земледелии носителей волынцевско-роменских традиций, статистические данные и ссылки на источники информации составлены во избежание постоянных повторений в тексте во время наведения аналогий.

Приложение 4 (Г.А. Пашкевич, С.А. Горбаненко) — результаты палеоэтноботанического анализа отпечатков зерновок и семян культурных и сорняковых растений на изделиях из керамики Верхнесалтовского археологического комплекса. Вынесены в отдельное приложение как вспомогательная информация.

Рисунки железных деталей орудий земледелия и животноводства по возможности даны в масштабе 1:5; зерновок и семян растений — 5:2.

Завершается работа стандартным научным аппаратом, в блок которого входят список использованных источников и литературы, список сокращений, словарь латинских названий культурных растений и животных.

Все разделы монографии написаны совместно. Работа выполнена на кафедре истории Украины Харьковского национального педагогического университета им. Г.С. Сковороды, в отделе научно-технической информации, научных фондах и отделе археологии ранних славян Института археологии НАН Украины, а также при поддержке сотрудников отдела биоархеологии НАН Украины. Своей приятной обязанностью авторы считают высказывание искренней благодарности за поддержку и консультации докт. биол. наук Г.А. Пашкевич, а также всем, кто оказывал содействие успешному осуществлению этого проекта.

  К оглавлению Следующая страница