Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





4.1. Верхнесалтовский археологический комплекс1

Согласно описанию приселищной зоны (см. главу 3), довольно большая часть земель, входящих в потенциальную ресурсную зону памятника, могла быть использована для земледелия. Ближайший такой участок находится почти вплотную к комплексу на север — северо-запад от поселения на восточном склоне холма: эта территория и сейчас используется для земледельческих нужд. Несколько более отдаленный (и больший по площади) участок находится на северо-запад от древнего поселения за оврагом приблизительно в 1,5 км. Ныне и он находится под полями. За оврагом, который ограничивает описанный участок с севера, также находятся земли с относительно ровной поверхностью, которые также могли быть использованы для земледелия в древности, и сейчас находятся под полями. Еще один, наиболее отдаленный участок, находится приблизительно в 3 км на север от памятника. Левобережная же часть долины Северского Донца могла быть использована для земледелия полностью.

Таблица 1. Размеры наральников из Верхнесалтовского археологического комплекса

№ на рис. 32 Размеры, см Тип
Длина Ширина
общая втулки лезвия втулки лезвия
1 30 8,4 21,6 8,4 16,8 I В 2
2 27,6 6 21,6 8,4 16 I В 2

Один из участков, приблизительно в 2,5 км к югу от Верхнего Салтова, благодаря своей обособленности из-за естественных границ, мог быть использован для выпаса животных. Левобережную часть потенциальной ресурсной зоны, судя по этнографическим данным и современному использованию аналогичных участков, скорее всего, использовали для потребностей животноводства — для заготовки сена для стойлового содержания животных в зимний период (рис. 25)2.

Вероятно, учитывая соотношение размеров жилых частей Верхнесалтовского археологического комплекса и участков, пригодных для потребностей земледелия, нужно констатировать, что население не могло само обеспечить себя продуктами земледелия в полном объеме. Таким образом, в качестве гипотезы, следует рассмотреть тезис, согласно которому какое-то количество продуктов питания на поселение поставлялось извне.

При исследовании поселенческой части Верхнесалтовского археологического комплекса были найдены орудия земледелия, среди которых были инструменты для первичной и вторичной обработки почвы, сбора и переработки урожая.

Орудий для первичной обработки почвы найдено немного. К ним принадлежат два железных наральника (рис. 32, 1, 2). Их размеры указаны в табл. 1. Первый из них представлен в экспозиции местного музея, его точное происхождение неизвестно. Второй, с поврежденной втулкой, по устному сообщению руководителя экспедиции Н.В. Черниговой, был выявлен в 2002 г. во время работ на северо-западной части городища. Он был найден на уровне материка рядом с внутренним панцирем крепостной стены (или под ним). По классификации Ю.А. Краснова, эти наральники принадлежат к типу I В 2 и датируются второй половиной I — началом II тыс. н. э. Они были характерны не только для населения салтовской культуры (городища: Маяки и Правобережное Цимлянское) [Михеев, 1985, с. 33—37, рис. 22], но и для соседних славянских племен (см. приложение 3).

Из беседы с бывшим директором Верхнесалтовского музея В.Г. Бородулиным удалось выяснить, что ему на хранение было предоставлено два чересла, найденных на огородах местными жителями. Судя по устному описанию, они были похожи на чересла с городища Маяки [Михеев, 1985, с. 36, рис. 23, 4—6]. К сожалению, в данное время они отсутствуют в фондах или экспозиции музея.

Таблица 2. Основные размеры железных оковок на лопаты из Верхнесалтовского археологического комплекса, см

№ на рис. 32 Ширина Длина Толщина Глубина пазов Диаметр отверстий для крепления
изделия ОКОВКИ изделия ОКОВКИ
3 20,5 3—8 28 23 0,8—1,2 0,8—1,2 0,5
4 16 5 21 20 1,8 1—1,5
5 16 4—6 25 20 1,8 1,8—1,5 0,5—0,6

Согласно найденным металлическим частям (наральников и, вероятно, чересел), можно предположить существование двух типов орудий для первичной обработки почвы: 4 — кривогрядильные рала с ральником, укрепленным железным широколопастным наконечником, поставленным горизонтально к земле: 5 — орудие плужного типа — кривогрядильные рала с ральником, укрепленным железным широколопастным наконечником, поставленным горизонтально к земле, череслом и отвальной доской (рис. 12).

К орудиям для первичной обработки почвы нужно зачислить железные оковки от лопат-заступов (рис. 32, 3—5). Размеры оковок сведены в общую табл. 2. Их характерной особенностью является полуовальная форма и наличие отверстий для крепления с обеих сторон верхней части изделия. Технологическая особенность этих орудий заключается в том, что они изготовлялись из двух выгнутых полос металла, которые сваривались по внешнему краю. С внутренней стороны изделия края не сваривались и даже несколько разводились в стороны, что позволяло плотно прикрепить оковку к деревянной основе лопаты.

Одна из оковок (поврежденная; рис. 32, 3) была найдена на песчаной мели Печенежского водохранилища в 15 м от современной береговой линии (бывшая, ныне затопленная территория селища). Сейчас она хранится в фондах археологической лаборатории ХНПУ. Две других представлены в экспозиции Верхнесалтовского музея. Конкретные места их находок неизвестны. Все три оковки принадлежат к типу выемчатых. В последней четверти I тыс. н. э. они известны в Подунавье (Болгария, Румыния) и в Волжской Булгарии. Территориально ближайшие им аналогии выявлены на салтовском археологическом комплексе в Волчанске [Михеев, 1985, с. 40, рис. 24, 21, 22]. Отметим, что последние находки по своим параметрам практически совпадают с оковками из Верхнесалтовского музея3.

Таблица 3. Размеры мотыжек из Верхнесалтовского археологического комплекса

№ на рис. 32 Длина, см Ширина, см
общая лезвия крепления лезвия крепления
6 20 13 3 9,8 2
7 9,5 5 4,5 6 3
8 10,5 6 4,5 6 3
9 9,2 5,7 3,5 4,5 2,8
10 9,3 5,8 3,5 5,2 3,5
б/н 10,5 ? ? 5,5 9

Примечания. Размеры изделия б/н взяты по описанию А.Т. Брайчевской; для № 6 в графе «крепление» приведены показатели длины и высоты отверстия.

На территории раннесредневекового Верхнего Салтова найдена одна проушная (рис. 32, 6) и значительное количество втульчатых мотыжек. Они изготовлены из железа и принадлежат к орудиям для вторичной обработки почвы. Подавляющее большинство верхнесалтовских мотыжек было выявлено во время исследований катакомбных погребений, однако, некоторые из них известны и с поселенческой территории комплекса. Например, на рис. 32, 7—10 представлены отдельные экземпляры (основные размеры сведены в табл. 3). Отметим также, что одна такая мотыга найдена во время исследований на селище [Брайлевская, 1959—1961/6в, с. 3, 8].

Единственная проушная мотыга, как и большинство беспаспортных находок из экспозиции историко-археологического музея в Верхнем Салтове, была, вероятнее всего, выявлена местными жителями на территории села. Размеры мотыги представлены в табл. 3. Ближайшие аналогии к ней известны в материалах городища Маяки; мотыги с таким же типом крепления известны также на Правобережном Цимлянском городище [Михеев, 1985, с. 39, рис. 24, 1—8].

Графическая реконструкция орудий для вторичной обработки почвы представлена на рис. 14.

Установлен также палеоэтноботанический спектр ПБС раннесредневекового Верхнесалтовского комплекса. Исследование проведено на основании полученных отпечатков зерновок культурных растений на керамике, для чего были просмотрены все возможные категории изделий из глины. Подавляющее большинство отпечатков выявлено на грубошамотных горшках и их фрагментах (см. приложение 4).

В результате проведенного анализа ПБС было выявлено 114 отпечатков зерновок растений. Анализ отпечатков дал следующие результаты (табл. 4). В большом количестве выявлены отпечатки зерновок проса (Panicum miliaceum) (60 отпечатков). Среди других культур преобладал ячмень пленчатый с его разновидностью ячменем бутылковидным

Таблица 4. Сводная таблица палеоэтноботанических данных из Верхнесалтовского археологического комплекса

Растения Исследователи, годы исследований Общее количество
С.А. Семенов-Зусер, 1947—1948 Д.Т. Березовец, А.Т. Брайчевская, Р.И. Ветштейн, 1959—1961 В.В. Колода, 1996—1998 Н.В. Чернигова, 1998—2002
Просо (Panicum miliaceum) 7 17 25 11 60
Ячмень пленчатый (Hordeum vulgare) 9 9 2 20
Ячмень пленчатый бутылковидный (Hordeum vulgare var. lagunculiformé) 1 3 4
Ячмень голозерный (Hordeum vulgare var. coeleste) 1 1
Рожь (Secale cereale) 4 7 11
Пшеница двузернянка (Triticum dicoccon) 2 2 4
Пшеница голозерная (Triticum aestivum s.l.) 3 2 1 6
Овес посевной (Avena saliva) 5 1 6
Горох (Pisum sativum) 1 1
Костер ржаной (Bromus secalinus) 1 1
Общее количество 7 41 49 17 114

Примечание. Подробно см. приложение 4.

(Hordeum vulgare, Hordeum vulgare var. lagunculiforme) (20 и 4 отпечатка соответственно); также был выявлен 1 отпечаток ячменя голозерного (Hordeum vulgare var. coeleste)4. Далее в количественном отношении по числу отпечатков находится рожь (Secale cereale) (11 отпечатков).

Отпечатки зерновок других культурных растений: пшеницы двузернянки (Triticum dicoccon) и пшеницы голозерной (Triticum aestivum s.l.) — были найдены в незначительном количестве (4 и 6 соответственно). Также было зафиксировано 6 отпечатков зерновок овса посевного (Avena sativa) (рис. 33) и один отпечаток семени гороха (Pisum sativum)5. Из сорняковых растений на Верхнесалтовском археологическом комплексе был выявлен костер ржаной (Bromus secalinus).

Просо. Среди отпечатков злаков в наибольшем количестве на керамике были найдены отпечатки проса, пшена (зерновок без чешуек) и его пленок (см. приложение 4). Просо имеет следующие размеры: 1,5—2×2—2,5 мм (рис. 34, 10—13; 35, 16—19). Отпечатки зерновок без пленок соответственно имеют диаметр 1,4—1,8 мм.

Ячмень пленчатый, занимающий второе место после проса по количеству отпечатков (рис. 33), имеет следующие размеры: ширина зерновки (B) колеблется в пределах 3—4,5 мм; длина (L) — 7,5—9 мм. Соответственно соотношение L/B представляет в среднем 2,3—2,5 (рис. 34, 1, 2; 35, 1—5). Это в целом соотносится с ископаемыми аналогами зерновок на памятниках I тыс. н. э. [Янушевич, 1976, с. 118] и непосредственно с салтовскими материалами (см. ниже).

Ячмень бутылковидный: B — 3—3,7 мм, L — 8,2—10 мм (рис. 34, 3; 35, 4, 5). Характерным признаком такого ячменя является потенциальная шестирядность, поскольку боковые колоски в каждой тройке не сидячие, а имеют ножку длиной от 1 до 3 мм. Все колоски в тройках плодоносные по всему колосу; изредка боковые колоски в колосе неплодоносные [Бахтеев, 1956]. В данном случае ножка составляет в среднем 2,5 мм.

Ячмень не только зерновая культура, но и фуражная и используется для кормления коней и во время откорма свиней на бекон. В средневековье ячмень даже называли «лошадиным», поскольку он «кормит скотину лучше, чем пшеница, и людям здоровее, чем плохая пшеница» [Агрикультура, 1936, с. 18]. В хозяйстве используются также солома и полова, имеющие качества, которые приближают их к сену [Растениеводство, 1986, с. 124].

Рожь представлена 11 отпечатками (табл. 4). Ее основные размеры: B — 2—2,9 мм; L — 6—9 мм; L/B— 2,6—3 (рис. 34, 4, 5; 35, 6—8), в целом сопоставимы с ископаемыми зерновками с территории современной Украины разных периодов [Янушевич, 1976, с. 137] и непосредственно с материалами салтовской культуры (см. ниже). Кроме значительного количества отпечатков, о культивировании ржи как отдельной культуры опосредованно свидетельствует находка костра (рис. 34, 6; 35, 9). Оба его вида — костер ржаной и костер полевой (Bromus arvensis) ныне принадлежат к сорнякам озимых посевов, преимущественно ржи [Смирнов, Соснихина, 1984, с. 5—7]. В археологической литературе принято считать, что они маркируют выращивание озимой ржи [см., напр.: Кирьянов, 1959, с. 333; 1967а, с. 174; Михайлина, Пашкевич, Пивоваров, 2007, с. 60]. Рожь можно использовать для приготовления пищи, а также для откорма скота. Солома ржи может быть использована для откорма крупного рогатого скота в зимний период.

На керамике Верхнесалтовского археологического комплекса были найдены и отпечатки зерновок пшеницы (табл. 4). Они принадлежат к двум ее разновидностям — голозерной и пленчатой (двузернянки). Первая характеризуется следующими размерами: B — 1,6—2,3 мм; L — 4,5—5,6 мм; L/B — 2,8—2/1 (рис. 34, 8, 9; 35, 13—15). Размеры пленчатой пшеницы несколько больше: B — 3,6—2,5 мм; L — 7,8—5,8 мм; L/B — 2,2—2,3 (рис. 34, 7; 35, 11, 12). Размеры и пропорции вполне соотносимы с известными ныне аналогами салтовской культуры (см. ниже).

Выявлено также 6 отпечатков овса посевного (табл. 4). Его размеры в среднем: B — 3 мм, L — 8,4 мм; L/B — 2,8 (рис. 35, 10). Вероятно, на рассматриваемой территории овес играл достаточно важную роль. Такой довольно значительный процент нехарактерен по крайней мере для ПБС соседней восточнославянской ромейской культуры (см. приложение 3).

Среди отпечатков зафиксированы еще горох посевной. Его диаметр составляет около 4 мм (рис. 34, 14; 35, 20).

Относительно состава ПБС по объему, учитывая предыдущие замечания (см. главу 2), из материалов для подсчета нужно исключить 32 отпечатка зерновок проса (свыше половины из определенных), выявленных на донышках горшков.

Расчеты, проведенные таким образом, дают следующие результаты: первое место (42,1%) занимают оба вида ячменя пленчатого; дальше идет рожь (19,4%); за ними на третьем месте могли быть просо (10,5%), пшеница голозерная (10,5%), овес (10,5%); на последнем месте (7%) оказалась пшеница пленчатая (рис. 36).

Ячмень пленчатый вместе с просом и пленчатой пшеницей является одним из древнейших культурных растений, выращиваемых на территории современной Украины [Пашкевич, 1992, с. 23]. Это объясняется неприхотливостью и свойствами указанных злаковых. Для выращивания означенных растений подходит любой тип почв. Кроме того, просо не требует глубокой пахоты. Такое возделывание почвы даже не желательно и приводит к замедлению прорастания зерновок [Елагин, 1955, с. 9]. Ячмень не капризен к климатическим условиям, плодородию почв и агротехническим возможностям; может расти на менее плодородных почвах, чем пшеница, выдерживает легкую засоленность. Благодаря этому посевы ячменя занимают большие площади, и он является одной из важных зерновых культур на Земле. Ячмень пленчатый принадлежит к засухоустойчивым и скороспелым культурам [Культурная флора..., 1990, с. 188]. В южных районах иногда успевают получить по два урожая этой зерновой культуры. Известно, что в Грузии, если пшеница не взошла, высеивают ячмень, и он даже в случае позднего посева успевает дать урожай [Брегадзе, 1982, с. 81]. Кроме того, ячмень пленчатый вполне могли выращивать не только для нужд человека, но и для откорма животных, что может обуславливать его важную роль независимо от изменений в уровне развития агротехнических возможностей.

В отличие от них, пшеница голозерная и рожь должны указывать на повышение уровня развития возделывания почвы. Ведь важнейшим фактором, давшим возможность культивировать и широко применять их в земледелии, было усовершенствование пахотных орудий. Исследователи связывают широкое внедрение ржи с появлением железных наконечников, дававших возможность производить более глубокую и более качественную вспашку [Lange, 1975; Яжджевский, 1988, с. 98—99]. Таким образом, выращивание ржи и пшеницы голозерной в существенных количествах вполне могут маркировать усовершенствование пахотных орудий и связанных с этим агротехнических возможностей древних земледельцев.

Осмысление полученного результата наталкивает на некоторые соображения:

1) роль проса не была решающей, как это представлялось после количественного анализа;

2) учитывая замечание относительно возможностей использования ячменя, такое его количество в ПБС может быть интерпретировано как хорошая кормовая база для откорма животных;

3) значительная часть ржи и преобладание пшеницы голозерной над пленчатой может свидетельствовать о высоком уровне обработки почвы;

4) довольно значительный процент овса также, вероятно, свидетельствует о его использовании для кормления животных.

Уборка урожая традиционно проводилась железными серпами. По состоянию на настоящий момент, на Верхнесалтовском археологическом комплексе найдены фрагменты трех серпов (рис. 37, 1—3). Первый фрагмент рабочей части был найден экспедицией под руководством Д.Т. Березовца [Ветштейн, 1959—1961/6г, с. 35]. Ввиду незначительных размеров находку невозможно точно интерпретировать. Две другие находки, несмотря на их фрагментарность, относятся к наиболее распространенной в салтовской культуре группе II (по В.К. Михееву). Их характерной особенностью является длинный отогнутый черенок, который сближает эти серпы с современными. Один из них выявлен в раннесредневековых культурных отложениях на территории селища во время исследований 1998 г. (рис. 37, 2). Общие размеры изделия установить сложно; длина черенка составляет 7 см. Еще один аналогичный по сохранности фрагмент находится в экспозиции Верхнесалтовского историко-археологического музея. Его происхождение не совсем понятно, но по основным параметрам он подобен предыдущему и отнесен нами к группе изделий салтовской культуры (рис. 37, 3). Графическая реконструкция этих орудий представлена на рис. 18, 4.

К орудиям для уборки урожая исследователями традиционно относятся и косы. Они, без сомнения, использовались прежде всего при заготовке сена для животных, но вполне могли применяться и для уборки урожая зерновых с тугим колосом. Практически целая коса представлена в экспозиции упоминавшегося музея (рис. 37, 4). Эта находка относится к косам группы I с соответствующей графической реконструкцией (рис. 19, 1; 20, 1). Аналогии ей в большом количестве известны в материалах из Маяков [Михеев, 1985, с. 29—29, рис. 21, 1—6]. Обломок еще одной косы найден в 1959 г. во время исследований раннесредневековых слоев на территории селища6. Это изделие типологически близко к описанному. Отличие заключается в несколько большей длине пяты и в отсутствии на ней выступа (рис. 37, 5). Из возможных аналогий, в качестве ближайших, можно привести подобные орудия Киевской Руси [Древняя..., 1985, с. 238, табл. 86, 13—14].

Хранение урожая. Носители салтовской культуры сохраняли продукты земледелия разнообразными способами: в специальных помещениях-амбарах, в ямах-зернохранилищах, в пифосах или горшках. Для Верхнего Салтова доподлинно зафиксировано хранение зерна в керамической таре. Так, в 1997 г. в культурном слое раскопа 3 в пределах одной из раннесредневековых усадеб на площади в 4 м² было выявлено свыше 500 фрагментов от тарных толстостенных грубошамотных пифосов. После реставрационных работ в лаборатории выяснилось, что их там было не менее 7 [Колода, 1998/79, с. 9, табл. VI, XVII]. Считаем, что означенный комплекс является остатками легкого наземного сооружения для хранения зерна в пифосах.

Во время исследований жилой части Верхнесалтовского археологического комплекса в 1959—1961 гг. отрядом под руководством А.Т. Брайлевской была открыта постройка нежилого назначения, получившая в полевой документации № 1 (рис. 38). Сама исследовательница указала, что «отсутствие в полуземлянке очага или печи не позволяет считать ее жилой постройкой; необычная, сильно вытянутая форма постройки также не характерная для жилых сооружений. Возможно, это была какая-то хозяйственная постройка, состоящая из нескольких помещений, типа сарая или амбара, где хранилось различное имущество и хлеб. ... большое количество золы могло происходить от сгоревшего не обмолоченного хлеба, который также мог храниться в этой постройке» [Брайчевский, 1959—1961/6в, с. 13].

Также А.Т. Брайчевская указала, что на Верхнесалтовском поселении в большом количестве были исследованы зерновые ямы, которые: «судя по форме ям, колоколовидной в разрезе, характерной для древних зерновых ям, открытые на раскопе III ямы были ямами-хранилищами» за исключением ям № 1—4 [Брайлевская, 1959—1961/6в, с. 29—30].

Из материалов Верхнесалтовского археологического комплекса известны орудия для переработки урожая на крупу и муку. Если находки жерновов, о которых речь пойдет ниже, не вызывают удивления, то единичные находки зернотерок заслуживают дополнительного внимания. До недавнего времени в публикациях материалов салтовской культуры авторы не упоминали о зернотерках как типе орудий для переработки урожая. Тем не менее, в отчете А.Т. Брайлевской несколько раз речь идет о находках зернотерок, их частей или фрагментов, к сожалению, без иллюстративного материала. Указано, что в заполнении ямы 4 (по полевой документации) вместе с другими материалами найден гранитный терочник от зернотерки с заполированной рабочей поверхностью; упомянуто также, что обломок каменного тер очника был выявлен во время исследования культурного слоя. В связи с этим находка в 1997 г. на селище фрагмента нижнего камня зернотерки в культурном слое салтовского времени (рис. 39, 15) может считаться вполне закономерной. Зернотерки у соседних славян (ромейской (приложение 3) и боршевской [Винников, 1995, с. 40] культур) бытовали довольно широко, что не оставляет сомнений в том, что зернотерки использовались одновременно с жерновами.

Жернова на раннесредневековом Верхнем Салтове составляют преобладающее большинство находок орудий для переработки урожая. В 1959—1961 гг. археологическим отрядом под руководством Р.И. Ветштейн в шурфе III была «открыта полуземлянка с жерновами и другим бытовым инвентарем» [Ветштейн, 1959—1961/6г, с. 32]. Тем же отрядом была исследована постройка, получившая в полевой документации название «полуземлянка с жерновами»; в ней были найдены два жерновых камня диаметром 40 см и толщиной 5 см ([Ветштейн, 1959—1961/6г, с. 24; Березовец, 1959—1961/6а—б, с. 11]; графическое изображение полуземлянки со схематическим изображением жерновов см.: [Колода, 2000, с. 41—42, рис. 1]). Отрядом под руководством А.Т. Брайчевской в постройке 3 на селище также найден жернов: «недалеко от южного угла на полу землянки лежал расколотый пополам гранитный жернов, диаметром 0,4 м и толщиной 5 см; в центре его было отверстие диаметром 4 см» [Брайчевская, 1959—1961/6в, с. 16].

Во время исследования комплекса экспедицией под руководством Н.В. Черниговой в 1998—2002 гг. также было найдено несколько фрагментов жерновов. Значительное количество целых жерновов и их фрагментов было выявлено во время исследований поселка в 1996—1998 гг. археологической экспедицией ХГПУ им. Г.С. Сковороды под руководством В.В. Колоды. Наиболее презентабельные из них представлены на рис. 39, 1—10. Две пары изделий были найдены при раскопках одного из жилищ [Колода, 2000, с. 45—46, рис. 4] (рис. 39, 7—10). Несколько салтовских жерновов выставлены также в экспозиции местного историко-археологического музея (рис. 39, 11—13).

Подавляющее большинство изделий изготовлено из кварцита, иногда из песчаника, единичные экземпляры из известняка и гранита. Размеры жерновов, исследованных авторами, колеблются в пределах 28—54 см в диаметре при толщине от 5 до 10 см за исключением № 4. толщина которого представляет всего 2,5—3 см (подробно см. рис. 39, 14, табл. 5).

Жернова часто встреч а юте и на салтовских поселениях. Они довольно подробно рассмотрены и проанализированы В.К. Михеевым [Михеев, 1985, с. 49—52, рис. 27]. Большинство выявленных на памятке жерновов имели углубление (иногда два) для крепления рукояти, что позволяет интерпретировать их как бегунки (верхние камни). У некоторых изделий подобные углубления отсутствуют. Это, скорее всего, поставы (нижние камни) жерновов. Это особенно четко заметно у наиболее сработанного орудия, которое в результате продолжительного использования приобрело тарелковидную форму (рис. 39, 4).

Жернова, аналогичные найденным на Верхнесалтовском памятнике, известны не только в материалах салтовской культуры. Они широко распространены в материалах хронологически и территориально близких славянских культур ([Винников, 1995, с. 40]; см. приложение 3) и Волжской Болгарии [Иовков, 1976, с. 248—252]. Все жернова, выявленные на жилищной части Верхнего Салтова, по классификации Р.С. Минасяна принадлежат к группам I и III. Согласно этой классификации, верхние жерновые камни № 11 и 13 (рис. 39) нужно причислить к группе I с соответствующей графической реконструкцией (рис. 21, 1). Следующую группу изделий: № 1—3, 5, 7—10, 12 (рис. 39) мы считаем возможным отнести к одному из вариантов группы III (рис. 21, 2, 3). Одну из находок (рис. 39, 6) ввиду ее фрагментарности типологически определить невозможно: а еще одно изделие (рис. 39, 4) принадлежит к поставу и определению не подлежит.

Таблица 5. Размеры жерновов из Верхнесалтовского археологического комплекса

№ на Параметры, рис. 39, 14
рнс. 39 a b c d e f g h i j
1 32 10 5 2,5 5 9
2 38 10 7 2,5 2,5 5 12,5 15
3 28 8 5 2,5 ? 5 15 ?
4 48 8 8 2,5—3
5 40 10 5 3 ? 8 ? ? 13 ?
6 40 9 5 ? ? 6,5 ? ?
7 32 7 3 10 12
3 38 6 3 10 13 2,5 11
9 50 15 6 2,5 3 11 18 4 19 18
10 44 5 5 9 15 3 11
11 50 5 3,5 10
12 54 8 6 3 3 10 21 23,5
13 42 4 10

Кроме свидетельств о земледелии, для Верхнесалтовского археологического комплекса мы имеем также археозоологические данные, которые будут проанализированы в следующей главе. Это все суммарно предоставляет нам возможность произвести полный анализ сельского хозяйства жителей этого поселения в раннем средневековье по предложенной выше схеме (глава 2; рис. 22), что мы и предпримем в обобщающей главе.

* * *

Таким образом, рассмотренные природно-климатические, археологические и палеоэтноботанические материалы, полученные при изучении памятника в Верхнем Салтове, свидетельствуют о высоком уровне земледелия у его населения в раннем средневековье. Это подтверждается широким ассортиментом развитых орудий труда и перечнем сельскохозяйственных культур. Палеоэтноботанический спектр Верхнего Салтова свидетельствует о некоторых отличиях в пропорциях единого перечня культурных растений между лесостепной и степной зонами СМК. Дальнейшее уточнение этого тезиса возможно после рассмотрения земледельческих орудий труда на других раннесредневековых памятниках салтовской лесостепи, к чему мы сейчас и переходим.

Примечания

1. Предварительные публикации: [Колода, Горбаненко, 2001—2002; 2004; Пашкевич, Колода, Горбаненко, 2004].

2. Подробнее см. главу 5.

3. Считаем необходимым отметить, что недавно было высказано сомнение в салтовской принадлежности означенных оковок от лопат. По мнению А.А. Лаптева, основанном на том, что неизвестно ни одной находки выемчатых оковок в однозначно интерпретируемых салтовских комплексах, эти оковки относятся к новому времени [Лаптев, 2007, с. 12—20]. Так что данный вопрос далек от своего разрешения.

4. При определении ПБС не учитывалось.

5. При определении ПБС не учитывалось.

6. Материал в отчете не фигурирует; был выявлен во время работы в фондах ИА НАН Украины.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница