Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





5.2. Орудия животноводства

Несомненным подтверждением животноводства служат орудия труда животновода. Они делятся на конское снаряжение (встречается чаще всего), орудия для выпаса скота (для КРС и МРС), орудия для стрижки шерсти (МРС).

Конское снаряжение. Среди орудий, имеющих отношение к животноводству, важнейшее место занимает снаряжение лошадей. Значительное количество снаряжения известно как в отдельных погребениях лошадей, так и в захоронениях всадников.

Примером здесь могут быть могильники, созданные по разным обрядам захоронения — Верхнесалтовский и Сухогомольшанский, — что только подчеркивает значение коня для разных этносов, создававших салтовскую археологическую культуру [Михеев, 1986; Аксенов, 2001—2002, с. 270, 276, рис. 2—6; Колода, 2004, с. 221—225].

Упомянутые материалы ярко демонстрируют важность верховой езды для населения Хазарии. Учитывая же большое количество оружия в указанных погребальных комплексах, легко прийти к выводу, что лошадей использовали, прежде всего, для военного дела. Находкам в могильниках наборов из конского снаряжения, а также разнообразных предметов вооружения, их количеству и социальному значению посвящены специальные исследования (напр.: [Крыганов, 1989; Аксьонов, 2001; 2005, с. 61—65, рис. 1—3]). Поэтому считаем возможным оставить эту тему без внимания, приведя лишь примеры находок сбруи с поселенческих памятников салтовской культуры описываемого региона. На салтовских поселениях широко известны единичные находки частей конского снаряжения. Так, в Верхнем Салтове на селище в 1996 г. была выявлена половина двухчастных удил со стержневым псалием (рис. 65, 1) [Колода, 1996/52, табл. VIII, 6; Горбаненко, Колода, 2010, рис. 10]. Другая находка части конского снаряжения, предназначенного для верховой езды, выявлена в ходе исследований поселения Коробовы Хутора. Там было найдено типичное для салтовских древностей фрагментированное стремя с вогнутой подножкой (рис. 65, 2) [Колода, 2005, с. 172, рис. 2, 5].

Гораздо хуже представлены орудия животноводства, которые указывали бы на «мирное» использование животных, что вполне логично объясняется незначительным количеством таких орудий вообще. Тем не менее, среди артефактов, свидетельствующих о скотоводстве и овцеводстве, из материалов салтовской культуры известны ботала различных видов [Михеев, 1985, с. 27]. Их использование указывает на выпас скота. Одно из таких орудий (плохой сохранности) было обнаружено в ходе исследований Маяцкого археологического комплекса [Винников, Плетнева, 1998, с. 186, рис. 74, Д], где было развито овцеводство. В Северско-Донецком регионе аналогичное орудие найдено на городище Мохнач (рис. 66) [Колода, 2001/29, с. 8, табл. XIV, 6, 7].

Ножницы. Для подтверждения овцеводства, а также использования МРС не только в пищу, но и для сбора шерсти на прядение, стоит упомянуть о находках пружинных ножниц. Один фрагментированный экземпляр происходит из Верхнесалтовского городища (рис. 67, 1) [Ветштейн, 1959—1961/6г, табл. XIX, 6; Горбаненко, Колода, 2010, рис. 11]. Другой экземпляр (целая форма) обнаружен на поселении Коробовы Хутора (рис. 67, 2) [Колода, 2005, с. 172, рис. 2, 3]. Такая форма на территории современной Украины довольно широко распространена практически с начала I тыс. н. э. Пружинные ножницы известны и из материалов других памятников салтовской культуры [Михеев, 1985, с. 27, рис. 11, 17], а также из синхронных славянских памятников [Винников, 1995, рис. 17, 1; Коваленко, 1999, с. 39, рис. 7].

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница